Вс. Апр 2nd, 2023

Новгород для африканцев. Каким вышел новый сезон популярных «Викингов» и почему он возмутил российских политиков?: Сериалы: Культура: Lenta.ru0

Кадр: сериал «Викинги: Вальхалла»

Нашумевший в 2010-е сериал «Викинги» жив до сих пор — в конце прошлого десятилетия права на эпическую драму о бесстрашных воинах-мореходах приобрел Netflix, в январе выпустивший уже второй сезон сиквела «Викинги: Вальхалла». «Викинги» всегда пользовались любовью российского зрителя, а премьеру новых серий не смог обойти вниманием даже политический бомонд — вот уже и губернатор Новгородской области возмутился появлением в изображаемом сериалом Древнем Новгороде чернокожего актера. «Лента.ру» рассказывает, что конкретно смутило российского политика и во что превратилось историческое шоу с переездом на Netflix.

Больше столетия прошло с событий последнего сезона «Викингов», и за это время в страсти в приморском Каттегате ни разу не утихли. Фанатичный христианин, король Норвегии Олаф (Йоуханнес Хейкюр Йоуханнессон) объявляет награду за голову Харальда (Лео Сутер), претендующего на его трон. Тот вместе с верным другом Лейфом Эриксоном (Сэм Корлетт) бежит в Новгород, где правит его дядя Ярослав Мудрый (Марчин Дорочиньский). Тем временем возлюбленная Харальда Фрейдис (Фрида Густавссон) находит убежище в «новой Уппсале» — городе язычников, отказавшихся принять христианство.

Древняя Русь появляется в «Викингах» не впервые: еще в финальных сезонах оригинального шоу часть действия разворачивалась в Киеве, а одним из ключевых персонажей стал князь Олег в исполнении российского актера Данилы Козловского. Уже тогда, впрочем, у зрителей могли возникнуть вопросы об исторической достоверности сериала. Мало того, что при Олеге Русь уже оказывалась в «Викингах» крещеной, а дружина князя почему-то напоминала монголо-татарских всадников, так еще и в экранном Киеве царила вечная лютая зима, даже тогда, когда в параллельной сюжетной линии в северном Каттегате начиналась весна. Эти мелкие исторические недостоверности, впрочем, меркнут на фоне нового сезона «Вальхаллы» — здесь уже любые претензии на историческую достоверность исчезли без следа.

Куда ужаснее, что пропали любые намеки на оригинальность сериала

Вот, к примеру, как выглядит сюжетная линия, смутившая российского губернатора: встречаются под Новгородом мусульманка, которая пишет книги, африканский рукопашный боец и два викинга, один из которых только что побывал в многоэтажном новгородском опиумном притоне (и чуть не совершил суицид, спрыгнув с крыши). Взяв из тюрьмы слепого половца в качестве проводника, они отправляются с караваном в Константинополь по замерзшей реке. В караване все оказываются не теми, кем представлялись изначально, и в финале путешествия героев ждет большая битва, которая расставит точки над i.

Дело даже не в том, что такая история выглядит фантастичнее любого эпизода «Игры престолов». Сюжет вполне логично объясняет, почему все эти персонажи оказались на своих местах: как и главные герои, африканский воин и арабская писательница предстают путешественниками, волею судеб затерявшимися в восточных землях. «Викинги» с самого начала прописывали многие сюжетные линии, исходя не из соображений исторической правды, а из гипотез, могли ли они произойти теоретически. Сериал беззастенчиво прибегал к вопиющим для историков инсинуациям — уже сам образ татуированных скандинавских воинов, выходящих на поле брани без шлемов, мягко говоря, ни разу не правдоподобен. Но очень кинематографичен.

Проблема «Викингов», назревшая еще в последних трех сезонах оригинала, стара, как мир телевидения в принципе

Некогда хитовый сериал, сумевший привлечь внушительную аудиторию, на волне популярности просуществовал куда дольше, чем стоило. Проект вроде бы сильно поменялся: уже и весь ансамбль персонажей перетасован не раз, и время действия сменилось, только эти трансформации были исключительно косметическими. Еще до выхода «Вальхаллы» создатели обещали сфокусироваться на расколе, назревшем среди скандинавских завоевателей с распространением христианства, однако масштабная религиозная война здесь идет по тем же сюжетным рельсам, что и междоусобные распри из оригинального проекта — и порой отличить их друг от друга можно только благодаря разным героям.

Та же «Игра престолов» в своем спин-оффе «Дом дракона», сохранив визуальные особенности, превратилась из эпоса о масштабной войне в камерную, почти целиком завязанную на диалогах дворцовую мелодраму — и об успешности этого перехода говорят рекордные рейтинги первого сезона. «Викинги» же продолжают упорно штурмовать один и тот же замок, используя устаревший и приевшийся голливудский инструментарий. И все так же пытаются копировать сами себя, что стало самой болезненной проблемой сериала еще с уходом главной звезды Трэвиса Фиммела — у проекта так и не получилось создать столь же знакового и неоднозначного протагониста, каким был Рагнар Лодброк. Причем шоураннеры до сих пор не оставили эту идею: сезон за сезоном зрители наблюдают за состязанием разномастных актеров в том, кто лучше скопирует хитрый прищур и австралийский акцент своего предшественника.

Сюжетная однообразность заметна и авторам — именно ее они пытаются прикрыть более яркими персонажами, которые по своей гротескности вполне могли бы стать героями комиксов

Можно даже сказать, что с этой задачей они отчасти справились, раз темнокожий воин в шапке-ушанке на фоне заснеженных деревянных изб спровоцировал новую волну обсуждения сериала. Как в интервью с «Лентой.ру» отмечал исполнитель главной роли в «Вальхалле» Сэм Корлетт, герои спин-оффа делятся на архетипы на манер тех, что в «Тысячеликом герое» перечислял Джозеф Кэмпбелл: король, воин, любовник, маг. Что ж, возвращение к прообразам звучит как минимум концептуально, только вот «Викингов» этот прием, лишенный какого-либо подтекста, превращает в простоватый фэнтези-сериал из девяностых вроде «Геракла» и «Зены — королевы воинов».

Мультикультурный кастинг и изображение сильных женских персонажей — единственное ощутимое нововведение, которое «Вальхалла» предлагает своим зрителям

Собственно, это проблема не только «Викингов». В консервативно настроенных кругах за Netflix потому и закрепилась слава нелепого поборника инклюзивности — слишком уж много стриминговый сервис выпустил однообразных и абсолютно проходных проектов, которые выделялись только неожиданным подбором актеров. Это, впрочем, остается прекрасной рекламной стратегией. Достаточно вспомнить, какая шумиха поднималась вокруг промофотографий «Ведьмака» с чернокожими эльфами и дриадами — профильная пресса неделями смаковала вопли расистов, недовольных, что в их любимую фэнтезийную вселенную пустили людей с другим цветом кожи.

Материалы по теме:Вышел сериал по культовой игре The Last of Us.Его уже называют лучшей в истории экранизацией видеоигр. Так ли он хорош?18 января 2023Царь-братушка.Новый сериал про Фандорина — настоящий русский киберпанк с роботами в Петрограде 2023-го. Каким он вышел?21 января 2023

При этом существует масса примеров удачных шоу, в которых тренд на инклюзивность не является единственной особенностью — хотя бы потому, что эти проекты не переживают сильнейшего сюжетного голода, с которым столкнулись «Викинги». Кровожадные морские разбойники, кажется, прошли столько сражений, осад, опасных переправ и дальних путешествий, что шоураннеры уже и не знают, в какое оригинальное приключение пустить своих персонажей. Однако пока рейтинги держатся хоть на каком-то уровне, а торговая марка продолжает привлекать внимание, викингам суждено снова и снова идти в бессмысленный бой — что, в общем-то, прекрасно соответствует как названию сиквела, так и тому факту, что Вальхалла уже давно находится на пути в мир иной.

Второй сезон сериала «Викинги: Вальхалла» (Vikings: Valhalla) вышел на Netflix

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *